Rambler's Top100 Google+
 
 
ФЕДЕРАЛЬНЫЕ
АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

  Регламент Арбитражных судов Российской Федерации
  Альтернативная процедура урегулирования споров
с участием посредника - процедура медиации
  Подача документов в арбитражные суды в электронном виде
  Банк решений арбитражных судов
  Картотека
арбитражных дел
  Календарь судебных заседаний арбитражных судов
  Решения арбитражных судов по заявлениям о признании нормативных актов недействующими
  Решения о назначении арбитражным управляющим
наказания в виде дисквалификации
  Подать жалобу на действия судей и работников аппаратов арбитражных судов
Rambler's Top100
TopList
 
Постановления
Пленума ВАС РФ (АРХИВ)
Информационные
письма Президиума
ВАС РФ (АРХИВ)
Постановления
Президиума ВАС РФ (АРХИВ)
Правовые позиции
Президиума ВАС РФ
(АРХИВ)

Главная страница    Пресса о ВАС РФ  

Пресса о ВАС РФ

Доктрина обхода закона: защита права или спички в руках судей?

Совет при Президенте РФ по кодификации гражданского законодательства в числе поправок в ГК предлагает внедрить в российское законодательство доктрину обхода закона. Эта новелла стала предметом обсуждения на круглом столе в Российской школе частного права. В адрес Высшего Арбитражного Суда прозвучало много критики, а самым эффектным фрагментом дискуссии стал спор Александра Муранова и Андрея Егорова.

Согласно предлагаемой новой редакции ст.10 ГК, обход закона будет рассматриваться как одна из форм злоупотребления правом. Выглядеть обновленная статья, по мнению разработчиков, должна следующим образом:

Статья 10. Пределы осуществления гражданских прав

1. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд, с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления, полностью или частично отказывает лицу в защите принадлежащего ему права, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

3. В случае, когда злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, если иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.

4. Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков (статьи 15, 1064).

5. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Эта новация стала предметом обсуждения на круглом столе в Российской школе частного права, прошедшем в конце прошлой недели. Дебаты разгорелись нешуточные, по большей части, они шли в серьезном тоне, хотя место для шуток тоже нашлось.

Сторонников концепции обхода закона, пришедших на круглый стол, представляли судьи и сотрудники аппарата Высшего Арбитражного Суда: судья Сергей Сарбаш, замруководителя аппарата Андрей Егоров, глава управления международного права и сотрудничества Владислав Старженецкий, советник управления частного права Евгений Суворов и главный консультант этого же управления Михаил Церковников. Оппоненты у них тоже были весьма серьезные: управляющий партнер "Муранов, Черняков и партнеры" Александр Муранов, управляющий партнер адвокатского бюро "Бартолиус" Юлий Тай, старший партнер "Пепеляев Групп" Денис Щекин, юрист адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Вадим Плеханов. За всем действом бесстрастно и молчаливо наблюдал не сказавший ни одного слова за вечер зампредседателя Совета по кодификации Александр Маковский. Вел дискуссию, пытаясь держать ее в рамках права и времени, профессор Российской школы частного права Артем Карапетов.

"Обход закона - это хорошо или плохо?"

Обсуждение начал Евгений Суворов, по всей видимости, потому, что два года назад защитил диссертацию под названием "Проблемы правовой квалификации сделок и иных действий, совершенных в обход закона". По его словам, обсуждаемую проблематику можно было свести к двум вопросам: "Обход закона - это хорошо или плохо, и если плохо, должно ли государство его пресекать" и "Если государство должно пресекать обход закона, нужно ли делать соответствующее упоминание в ГК или решать посредством судебной практики?". Отвечая на первый вопрос, Суворов констатировал, что "суть навыка и мастерства любого юриста - придумать такое решение для клиента, которое бы закон не нарушало". Также он сказал, что "закон - это лишь средство урегулирования столкновения интересов" и вообще - "любой закон можно обойти". При этом в процессе этого самого обхода появляются три группы участников: те, кто смогли обойти закон, те, против кого его обошли, и суды, которые должны со всем этим иметь дело, разрешая спор первых и вторых. Из этой части выступления Суворова, которая, правда, содержала больше вопросов, чем ответов, можно было все-таки сделать вывод, что обходить закон - плохо. Отвечая на свой второй вопрос, Суворов отметил, что единого доктринального определения концепции обхода закона сейчас нет, и существующих правовых средств для пресечения злоупотреблений правом не хватает.

"Российским судам надо юридическую технику тренировать, а не отделываться заклинаниями"

Следующим в "бой" вступил Александр Муранов - давний противник внедрения в российское законодательство концепции обхода закона. Дискуссию с разработчиками поправок в ГК он ведет жаркую и довольно давно, публикуя свои мысли по этому поводу и в средствах массовой информации, и даже создав специальный сайт под названием - http://obhodu-zakona.net. На сайте есть и статья из Абсурдопедии, в которой указано, что "обход законов помогают осуществлять законообходчики или юристы". А первые слова, которые можно прочитать на сайте Муранова, звучат следующим образом: "Думается, что внедрение в ГК РФ понятия "обход закона" было бы глубоко ошибочным шагом. Эти два смутные слова способны перечеркнуть многие достижения российской цивилистики за последние 20 лет". Они с точностью отражают позицию антагониста доктрины обхода закона.

Само выступление Муранова было очень эмоциональным, серьезным и временами даже могло показаться обидным его оппонентам из ВАС РФ. Впрочем, ни у кого из них мускул на лице не дрогнул, видимо, потому, что дебаты идут уже давно, и все колкости потеряли свою остроту [От себя лично замечу, что тяжело писать про выступление своего бывшего преподавателя, коим является Муранов, поскольку по инерции велик соблазн автоматически согласиться с его позицией, получить оценку в зачетку и уйти, - прим. авт.].

Муранов начал с того, что "проблема гораздо глубже, чем может показаться на первый взгляд". Глубина проблемы, по его мнению, стоит в том, что ВАС РФ применяет доктрину обхода закона (целевого толкования закона) уже сейчас под лозунгом "Закон - мое желание!". В качестве примера такого поведения Муранов привел обращение ВАС в Конституционный Суд с заявлением по поводу арбитрабельности споров в связи с недвижимостью. "Это было просто крайне непрофессиональное обращение и в целом позорная ситуация: как можно было допустить такое количество правовых ошибок и передергиваний в одном только обращении в КС РФ", - возмущался Муранов. Вторым примером своевольного обращения ВАС с законом Муранов назвал отказ группы по разработке правил об обходе закона от взаимодействия с рабочей группой по международному частному праву, все члены которой возражали против использования этого понятия. "Это невежливо и нерационально", - прокомментировал ситуацию Муранов и добавил, что "серьезный разрыв между гражданским правом и МЧП в России может быть усугублен внедрением в ГК РФ понятия обход закона". "Говоря откровенно, мне гражданское право интересно в меньшей степени, меня волнуют МЧП и международный коммерческий арбитраж", - продолжал Муранов. - Ввиду этого шансы на то, что диалог получится, снижаются: слепой глухого не понимает. Я вряд ли специалист в гражданском праве, и рискну предположить, что Егоров в МЧП вряд ли является экспертом". (Судя по реакции Егорова, его это вообще не расстроило. В течение всего выступления Муранова он продолжал что-то писать).

Еще Муранов рассказал, чем же так опасно внедрять в ГК концепцию обхода закона: "Это понятие опасное из-за неопределенности и его излишности для российского права. Оно опасное из-за его морализаторства, дидактичности, равно как и способности спровоцировать российские власти, которым и так позволено слишком многое сегодня, на административный раж. Оно опасное из-за его свойства быть "подушкой для ума". Проще всегда произнести мантру "обход закона", нежели выявить истинный смысл ситуации и есть ли или же нет нарушение закона. Российским судам надо юридическую технику тренировать, а не отделываться заклинаниями. Оно нелогичное: допускает существование не только законных и незаконных действий, но еще и третьего вида: квазизаконных или квазинезаконных".

Муранов продолжал вбивать гвозди в крышку гроба, в который он поместил концепцию обхода закона - по его мнению, помимо всех прочих недостатков, у идеи нет доктринального обоснования: "Кроме диссертаций Суворова, абзаца у Витрянского, упоминания у Иоффе, статей Суворова и Егорова, больше нет ничего - ни серьезных исследований, ни дискуссий". "Автор идеи - человек-невидимка. Егоров и Суворов - оруженосцы, но не вдохновители", - пустил очередную шпильку Муранов.

"И еще аспект: желание ВАС РФ конкурировать с парламентом", - продолжил свою линию Муранов. - В случае с толкованием целей законов ВАС РФ сам себе становится парламентом. Вижу тут и противостояние с КС РФ. Обход закона - идеальный инструмент приблизиться с точки зрения толкования закона к полномочиям, аналогичным Конституционного Суда". Еще Муранов сказал, что "юриспруденция благодаря ВАС стала эмоциональной", и мрачно заключил: "Думаю, что понятие обход закона в ГК РФ, скорее всего, появится". И объяснил, почему так считает: "У сторонников этого понятия власть силы и сила власти, в отличие от его противников". "Не истину мы тут собрались установить. Скорее, интеллектуально поразвлекаться", - резюмировал он.

Опыт с конфетой "Бычок"

Словно желая подтвердить слова Муранова о развлечении, к выступлению с улыбкой и в прекрасном расположении духа приступил Андрей Егоров. "Александр, вы любите сладкое?" - обратился он с неожиданным вопросом к Муранову. "Иногда", - осторожно ответил тот. "Полусладкое?" - не унимался Егоров. - У меня есть две конфеты. Я хотел одну вам предложить. Не откажетесь попробовать? Очень интересно, что вы про нее можете сказать". "Я после семи сладкое не ем", - пытался сохранить серьезность дискуссии Муранов, несмотря на заглушающий его слова смех в зале. "Жалко, а может быть, кто-то любит сладкое и готов попробовать конфетку?" - Егоров был полон решимости довести до конца задуманный им эксперимент (теперь стало ясно, что он так кропотливо писал во время спича Муранова).

От сладкого не отказался Юлий Тай, которого не смутило ни позднее для угощения время, ни личность угощавшего. Под шутки зала об "отраве" и "полонии" он съел конфету, и Егоров тут же спросил: "На ваш взгляд, что это была за конфета?" "Я не эксперт по конфетам", - сказал, дожевывая, Тай (видно было, что он-то, в отличие от Муранова, к сладкому равнодушен), - "Но вспоминая детство, думаю, что это "Коровка"". Видно было, что ответ этот Егорова обрадовал. "Видите, я своим экспериментом добился сразу двух вещей, - сказал он и пояснил, каких: - Во-первых, конфета эта называется "Бычок". Когда она мне попалась, я ее съел и тоже подумал, что это "Коровка". Вопрос-то в чем - те, кто придумал конфету "Бычок" из вареной сгущенки, завернул ее в желтую обертку - они, условно говоря, молодцы или не очень? Они правильно делают, нарисовав на обертке корову с более большим носом, назвав "Бычок" и запустив в оборот, не ожидая никаких претензий со стороны правообладателя "Коровки"?" Егоров предупредительно сказал Муранову: "У меня никаких намеков, просто хотелось узнать вашу позицию. Жалко, конечно, что вы не съели". И тут же добавил, к какому второму выводу он пришел благодаря своему "сладкому" эксперименту: "Александр своим отказом, на мой взгляд, продемонстрировал один из тезисов, который он активно сегодня воспроизводил - недоверие к судебной системе". Зал уже не мог больше противостоять столь неожиданным приемам Егорова, сдался и зааплодировал.

Завоевав таким образом внимание и расположение аудитории, Егоров перешел на более серьезный тон: "Логика "суды не потянут, вреда будет больше" означает апокалипсис. Вообще тогда надо расходиться, не надо заниматься правом, потому что смысла нет. Надо максимально избегать контактов с тем, кто может это право применить, потому что это окажется злодей, который тебя осудит со всеми вытекающими. Перспектив, на мой взгляд, у права нет, если так относится к тем, кто его применяет. А этот лейтмотив звучал в выступлении. И дискуссия лишена перспектив: Александр считает, что суды не потянут, я говорю, что они потянут. Время покажет, и это касается не только обхода закона, а любых других инициатив", - констатировал Егоров, а потом опять перешел к аллегориям: "Тезис Александра состоит в том, что у нас на одной стороне эмоции, а на другой - юридическая техника. А я бы сказал, что, скорее, не техника, а правовая политика. И так у нас действительно получается разговор слепого с глухим. Условно говоря, я был бы техником, изобрел бы новую ракету и меня позвали бы доказать, что она полетит. А мой оппонент бы сказал, что не стоит обсуждать, полетит ракета или нет, надо обсудить, красивая она или нет. И добавил бы, что на его взгляд, она некрасивая. Ну и что здесь возразить? Я буду объяснять, что ракета полетит, а он будет говорить, что она некрасивая".

Затем Егоров решил ответить на упрек Муранова о том, что его не волнует судьба МЧП в России: "Конечно, внедрение концепции может отразиться на МЧП. Но я уверен, что если в МЧП кто-то полезет с этой доктриной, но там Александр наподдаст на своей поляне всем тем, кто посягнет. Ну а если Александр считает, что не справится ему одному будет с полчищами бусурман, то давайте мы поможем. Но, наверное, ему не нужна такая помощь", - опять не смог удержаться от улыбки Егоров (видно было, что своим весельем он сильно раздражает Муранова).

"Доктрина обхода закона поможет решить ряд проблем, - вновь вернулся к серьезному тону Егоров. - Александр говорит, что можно решить эти проблемы при помощи других средств. А как? Первый пример - 214-ФЗ, дольщики. Законодатель написал, что обязательным признаком долевого участия в строительстве является то, что одна сторона должна передать жилое помещение, а другая - заплатить денежные средства. Внимательные люди, которые поставили перед собой задачу уйти из-под этого закона, довольно быстро это прочитали и подумали, есть ли что-то еще, что можно передать? Вексельные схемы пошли использоваться и прочее-прочее. В данной ситуации как можно было рассматривать договор, по которому одна сторона передает не деньги, а вексель? Как притворную сделку? Ну, а что она прикрывает? Цель-то ведь на то, чтобы передать векселя. Так что довод, мол не переживайте, помогут другие правовые средства, не всегда работает. В этом казусе разве помогут?". Другой пример Егоров привел из недавнего обзора ВАС РФ, которым были запрещены так называемые "проценты на проценты". "Президиум Высшего Арбитражного Суда признал соответствующую сделку обходом закона и указал, что это не допускается", - напомнил Егоров. "Вопрос - какой другой правовой институт здесь мог бы помочь?" - спросил он и продолжил: - Просто хотелось услышать что-то еще, помимо эмоциональных оценок о том, что все будет плохо, и что мы с Суворовым удовлетворяем свои карьерные амбиции", - Егоров опять стал улыбаться. - Жалко, начальство не подошло наше сюда. Владислав Валерьевич, вы передайте туда, - обратился он к Старженецкому, - чтобы не впустую мы свои карьерные амбиции удовлетворяли". "Это все эмоции, но решать эти вопросы нужно", - опять стал серьезным Егоров и пояснил, почему доктрину обхода закона нужно вводить в ГК: - Российская правоприменительная практика пронизана духом позитивизма. К сожалению, так получилось, что она видит только то, что написано в норме, она не умеет ее толковать. Условно говоря, если бы у нас было написано, что семеро одного не ждут, в большинстве случаев, если бы за столом сидело восемь, эта норма не была бы применена, пока одному бы не сказали выйти".

Егоров рассказал, в чем видит выход: "Такую ситуацию нужно исправлять, давая толчок доктрине, который у нас в стране дает судебная практика, в том числе, судебный законодатель. Предстоят годы непростой работы для того, чтобы эта доктрина укоренилась. Придется объяснять, что такое обход закона. Наверняка будут ошибки. Но от того, что сейчас ситуация воспринимается позитивистским образом, при наличии явного обхода закона многие судьи говорят, что у нас нет такого в норме, поэтому восемь одного подождут. Так что это определенный риск, на который целесообразно идти", - заключил Егоров.

Специфика судов в северокавказских республиках и опыт судьи Гречишкина

Тут в спор включился Вадим Плеханов из "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры", по мнению которого, суды де-факто уже используют обсуждаемую доктрину. "Что концептуально изменится?" - спросил он присутствующих, имея в виду предложение о введении доктрины в ГК. "Вы уверены, что суды в северокавказских республиках будут применять обход закона так же, как суды в Санкт-Петербурге?" - вбросил он очередной провокационный вопрос.

Взявший после него слово Юлий Тай, видимо, вспоминая "Бычка", начал с того, что адвокатам есть чему поучиться у сотрудников ВАС РФ, очевидно, имея в виду риторические приемы Егорова. Потом Тай сказал, что Высшему Арбитражному Суду в плане применения доктрины обхода закона он вполне доверяет, но вот остальным трем тысячам судей - нет. Тай назвал предлагаемую для применения всем судьям доктрину обхода закона "спичками в руках детей" и привел в качестве примера те злоупотребления правом, которые уже сейчас выявляют нижестоящие суды: отказ от получения почты, подача иска в суд, расторжение договора и прочие нелепицы. "Суд в таком случае будет пытаться восстановить справедливость, когда ему будет казаться, что по форме все правильно, а по сути - издевательство", - добавил Тай, заключив, что суд вовсю начнет применять свой патернализм, "спасая сирого и убогого при помощи статьи 10 ГК". Поэтому Тай выразил свое согласие на применение доктрины обхода закона только Высшим Арбитражным Судом и только в редких случаях.

Его поддержал и старший партнер "Пепеляев Групп" Денис Щекин, напомнивший пример судьи Арбитражного суда города Москвы Андрея Гречишкина, который 7 лет назад вынес решение о взыскании с ЮКОСа недоплаченных в бюджет 99 млрд руб. налогов, несмотря на истечение срока давности. "Нормы налогового законодательства, предоставляющие права либо гарантии добросовестным налогоплательщикам, не могут быть распространены на недобросовестных", - написал тогда в своем решении Гречишкин. Впоследствии это решение, добавил Щекин, стало предметом рассмотрения и критики со стороны ЕСПЧ.

Позднее, правда, глава управления международного права и сотрудничества ВАС Владислав Старженецкий, которого, видимо, немного задели слова Щекина, решил вступиться за судью Гречишкина. По его мнению, ЕСПЧ по делу ЮКОСа усмотрел лишь незначительное нарушение, связанное со сроками, но постановил, что "обходить закон так, как делал это ЮКОС - это ни в какие ворота".

"Российский юрист - это самый находчивый юрист в мире"

Обычно судья ВАС Сергей Сарбаш на круглых столах в РШЧП молчит, но теперь он взял слово. "У меня есть ощущение, что действительно будет хуже", - начал он, комментируя главный тезис противников запрета обхода закона, - "но не от ее введения в ГК". Свою мысль Сарбаш пояснил так: "Можно ли отказаться от слов "обход закона" в Гражданском кодексе? Да, можно. Можно ли обойтись без подобного средства в гражданском праве? Нет, нельзя. Потому что люди обходят закон, и это влечет нарушение прав других людей, следовательно, их надо как-то защитить. Сложность, по мнению Сарбаша, возникает потому, что законодатель, принимая тот или иной закон, не знал, что его будут обходить именно так. "Я все время говорю, и как многие думают, с гордостью, что российский юрист - это самый находчивый юрист в мире, - добавил он. - И у меня, и у моих коллег были способы проверить это на практике".

"Можно ли в гражданском праве предусмотреть какой-нибудь генеральный запрет делать плохо? - задал он очередной вопрос и сам же ответил на него: - Как выяснилось, именно так все [страны] и делают. В разных словах, в разных местах, кто-то в гражданских кодексах, кто-то нет, но смысл один. Я вижу здесь исключительно юридико-техническую проблему: мне кажется, сторонники запрета обхода закона в Гражданском кодексе должны доказать, что существующей нормы о запрете злоупотребления правом не достаточно, чтобы защитить нарушенные права. Противники введения запрета обхода закона должны это опровергнуть. Тогда мы можем объективно понять, нужно доктрину вводить или нет". По мнению Сарбаша, на круглом столе в РШЧП сделано этого не было. "Я, признаться, рассчитывал это как раз здесь узнать, но что-то дискуссия пошла в другое русло, но, возможно, мы будем эту проблему обсуждать и дальше", - сказал он.

К этому времени временной регламент круглого стола постепенно давал о себе знать, но участники обсуждения расставаться не хотели. Раньше времени зал покинул только Маковский. Реплики звучали с разных концов стола, причем почти все они начинались со слов признания в любви к Высшему Арбитражному Суду, а потом плавно перетекали в его критику. Завершающим аккордом стало ироничное предложение Плеханова "ГК отменить, написать, что судья руководствуется принципом социальной справедливости" и просто указать, что "халявы нет".

Право.ру (pravo.ru), 12.12.2011

ПОИСК ПО САЙТУ
ВЕРХОВНЫЙ СУД РФ
СУДЕБНЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ ПРИ ВЕРХОВНОМ СУДЕ РФ

СОВЕТ СУДЕЙ РФ
Высшая квалификационная коллегия судей РФ

Официальная Россия - сервер органов государственной
власти РФ
 

ПОРТАЛ ЗАКУПОК
Официальный сайт РФ в сети «Интернет» для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг
 

Официальный интернет-портал правовой информации  

СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ